«Закон не должен стать дубинкой, бьющей по инакомыслящим»: эксперты о деле «Церкви последнего завета»

2469

28 сентября


Дело «Церкви последнего завета» стало одним из самых обсуждаемых за последнее время. О «Городе Солнца» вновь заговорили 22 сентября, когда там прошла спецоперация по задержанию Сергея Тропа (Виссариона) и двух его соратников. Известно, что делом занимаются московские следователи, а подозреваемых увезли в Новосибирск.

Официального ответа, почему Виссариона арестовали спустя 30 лет существования религиозной организации, а расследование ведут не в Красноярске, до сих пор нет. Эти и другие вопросы, связанные с делом Виссариона, «ТВК Красноярск» обсудили с адвокатом Иваном Хорошевым и доктором философских наук Вячеславом Кудашовым.

Один из главных вопросов в деле «Церкви последнего завета» – почему Виссариона и его помощников задержали только сейчас, спустя 30 лет существования организации? Адвокату Ивану Хорошеву, бюро которого представляет интересы подозреваемых, ответ также неизвестен.

«Лучше спросить это у следователей, но эти структуры общаются с нами через пресс-секретарей, и мы не видим ответов. Я вам скажу факты. На самом деле о психических расстройства двух потерпевших следствие знало еще в мае 2019 г. О том, что Тороп, Ведерников, Редьки и еще ряд последователей церкви являются подозреваемыми, община узнала в марте 2020 г. Мы были готовы к тому, что события будут развиваться дальше, но не настолько театрально.

Люди никуда не убегали, ничего не скрывали. Как минимум с марта и до сентября – 6 месяцев все находились на своих местах. Почему это происходит, я не знаю», – говорит юрист.

В отношении «Церкви Последнего» завета в СМИ часто употребляют словосочетание «тоталитарная секта». Религиовед Вячеслав Кудашов считает, что это неверное определение.

«Определения "тоталитарная секта" в религиоведении нет, хотя на обыденном уровне достаточно широко распространено. Прилагательное "тоталитарная", считаю, в данном случае не соответствует действительности. В Императорской России сектой назывались обычно малочисленные маргинальные религиозные группы, которые были каким-то образом оппозиционны к РПЦ. В настоящее время этот термин вряд ли может применяться к данному религиозному объединению. Если следовать букве закона, а у нас такой закон есть – "О свободе совести и религиозных объединениях", то "Церковь последнего завета" (это официально название, под которым зарегистрирована организация) соответствует обозначению религиозная организация – у нее есть вероисповедальная часть, определенная структура», – объясняет эксперт.

В современном российском обществе принято с недоверием относиться к подобным организациям – считается, что там вымогают деньги у людей. Вячеслав Кудашов говорит, что это обусловлено исторически.

«С одной стороны, это шлейф, который идет от времени господства РПЦ, когда она была государственной – с 17 по 19 век. С другой стороны, очевидно, это эхо 90-х годов, когда действительно был такой наплыв различных структур, движений, где могли скрываться объединения, в которых очевидно были такие случаи», – отвечает религиовед. 
Есть мнение, что Торопа и его соратников задерживали силовики не из Красноярска, потому что в местных правоохранительных органах закрывали глаза на происходящее в «Городе Солнца». Якобы у Виссариона были связи вплоть до краевого правительства. Об этом много писали федеральные СМИ. Адвокат Иван Хорошев не согласен с этим утверждением.

«Это неправда. Уголовное дело, которое сейчас увезли в Новосибирск, расследуется уже полтора года. Оно сначала было возбуждено следователями красноярского регионального СК, потом, через месяц, его передали в пятое следственное управление центрального аппарата. Это центральный аппарат СК, который просто базируется в Новосибирске. Эти люди приезжали сюда на протяжении полутора лет и допрашивали всех. Кроме этого были инициированы систематические проверки прокуратуры, Роспожнадзора, Росприроднадзора – их полтора года просеивали мелким ситом.

23 августа происходит конфликт с псевдожурналистом по фамилии Литомин, который был триггером скандала. Выходит сюжет о том, что это якобы тоталитарная секта, и после этого происходит войсковая операция, которая больше похожа на шоу.

Потом нам говорят: "мы это увезли, потому что замешаны власти". Я не понимаю, в чем они замешаны, потому что школа "Истоки" официально субсидировалась по закону, лес официально выделялся, все срубы делались в рамках договорных отношений. Если это называть связью – да, это связь. В чем криминальность, я не понимаю. Следствие прекрасно понимает, что это дело шито белыми нитками – здесь я прямо утверждаю.

Они в сентябре возбуждают уголовное дело о причинении тяжких телесных повреждений двоим потерпевшим. Оказывается, что тяжкие телесные повреждения выражаются в тревожности сна и беспокойстве. При этом, непонятно, каким способом причинены эти тяжкие телесные повреждения, кто конкретно их причинил, в какой период времени. В этой экспертизе участвуют четыре врача, ни один из которых не является психиатром. Там из четырех двое – психологи, и только один является медицинским психологом», – комментирует Иван Хорошев.

По мнению религиоведа Вячеслава Кудашова, люди уходили в подобные общины и предпочитают жить там, из-за сложной ситуации в стране.

«Это целый комплекс причин. Та ситуация, которая складывалась в нашей стране на рубеже 80-90-х гг., была очень сложной и многогранной. И вот одним из ответов на эту сложную социально-экономическую, политическую ситуацию был уход части людей из крупных городов в данную религиозную общину. Это община людей, которые ищут свой путь. В какой-то степени они переориентированы даже на эколого-социальное движение, какой-то поиск альтернативного пути в этой сложной жизни.

Я знаю, там есть недовольные, которые пострадали. Эти вопросы надо расследовать. В любой организации есть обиженные. Из них можно собрать гремучую смесь и обвинить в чем угодно. Поэтому нужна открытость, нужно обсуждение», – считает доктор философских наук.

Иван Хорошев считает, что сейчас существует определенное давление на сообщества, которые «могут самоорганизоваться и не попадают под общую идеологию».

«У нас отрицается государственная идеология, но я считаю, что она у нас есть. Один из примеров – "Свидетели Иеговы", которые существуют во многих странах, у нас почему-то попадают под определение экстремисткой организации. Я слышал и о других религиозных общинах на территории России, которые тоже подвергаются некоторому давлению, преследованию со стороны государства», – говорит адвокат Иван Хорошев.

«По поводу "Свидетелей Иеговы" было принято решение суда, и поэтому по прецеденту эта организация запрещена на территории России уже более полутора лет. Здесь сложно выстраивать широкие параллели и давать прогнозы, что будут гонения. Конечно, хотелось бы, чтобы торжествовала буква закона. Закон "О свободе совести и религиозных организациях " вполне демократичен, и он оговаривает конкретные моменты, по которым может быть закрыта та или иная организация.

Не хотелось бы, чтобы закон стал такой дубинкой, которая бы била по инакомыслящим. Конечно, хотелось бы большей открытости нашего общества, потому что это с большим трудом завоевывалось в 90-е годы. Печально видеть этот откат в прошлое, когда уже будет "тоталитарная" не секта, а общество», – комментирует Вячеслав Кудашов.


Напомним, ранее краевая прокуратура проверила «Церковь последнего завета» и направила в суд иск о ликвидации организации.