Почему большинство погибших на спецоперации – выходцы из деревень

14482

22 июня


Сейчас известно о как минимум 55 солдатах из Красноярского края, которые не вернулись с Украины. Большинство погибших на спецоперации – это уроженцы деревень, сел и малых городов. Почему контрактную службу выбирают, в основном, жители периферии и как это скажется на демографической ситуации – в материале «ТВК Красноярск».

На данный момент «ТВК Красноярск» известно о 55 погибших на спецоперации жителях региона. Речь идет о солдатах, чьи данные, имена, фамилии подтверждены официально. Администрации районов делятся такими материалами неохотно, в военкоматах чаще всего от комментариев воздерживаются.

Информация просачивается в сеть по крупицам – из районных газет и пабликов в социальных сетях. Часто некрологи публикуют на сайтах школ, техникумов и других учебных заведений. Минобороны в последний раз отчитывались о погибших в конце марта – тогда в ведомстве назвали цифру 1351.

Журналистам BBC на 30 мая удалась официально подтвердить данные о 3052 солдатах, которые не вернулись со спецоперации. На первом месте по количеству погибших Дагестан (176 жителей), второе место занимает Бурятия (136), далее следует Волгоградская область (109). Среди сибирских регионов, помимо Бурятии, анти-лидерами стали Алтайский край (71), Красноярский край (48 погибших по данным BBC, 55 по данным «ТВК Красноярск»), Тыва, Новосибирская и Кемеровская области (по 45 погибших), Иркутская область (36). При этом в многомиллионной Москве тех, кто не вернулся со спецоперации, всего 5, в Московской области – 34.

Примечательно, что наибольшее количество погибших – в беднейших регионах России. Например, Дагестан, по данным рейтинга «РИА Новости», занимает 77 место по уровню доходов населения. Бурятия находится на 67 месте, Алтайский край – на 78, Тыва – на 85 – последнем.

Красноярский край в рейтинге доходов расположился на 13 месте. Несмотря на это, в крае известно о 55 погибших – в Сибири больше только в Алтайском крае и Бурятии. При этом из Красноярска со спецоперации не вернулись только 4 военных, из Норильска – 2. В других малых городах (Минусинск, Назарово, Дудинка) попрощались с 12 солдатами, остальные 37 – выходцы из небольших деревень, сел. Больше половины из них – моложе 25 лет.

Так, например, двое погибших были из небольшой деревни Парная Шарыповского района, где проживают всего тысяча человек. Как «ТВК Красноярск» рассказала одна из местных жительниц – причин может быть две, и одна из них связана с отсутствием работы.

«Во-первых, патриотизм у сельских парней на порядок выше, чем у городских. Многие с детства мечтают стать военными. Во-вторых, действительно с работой в селе сложно. Совхоза нет, где раньше трудилось 70% населения, поэтому молодежь предпочитает уезжать в город. А ребята предложение после армии служить по контракту воспринимают как перспективу», – поделилась Екатерина, жительница села Парная.

На сайте центра занятости Шарыповского района предлагают вакансии с зарплатой, в среднем, от 20 до 30 тысяч. Например, в Парной можно пойти работать сторожем за 22 тысячи рублей, а в селе Холмогорском – уборщиком территорий за 20 тысяч. Электрогазосварщик в Холмогорском будет получать около 35 тысяч рублей.

В то же время контрактная служба предполагает доходы намного выше. «ТВК Красноярск» позвонили в один из красноярских военкоматов и представились жителем, который хотел бы служить по контракту. Точные цифры зарплат в военкомате раскрывать не стали, но назвали доходы «довольно приличными». Источник в одной из войсковых частей Красноярска указал, что контрактники могут рассчитывать на сумму в 50-100 тысяч – все зависит от звания и войсковой части. Те военнослужащие, которые отправились на спецоперацию, по его словам, получают не менее 200-300 тысяч рублей в месяц. «ТВК Красноярск» направили официальный запрос в Минобороны, чтобы узнать о доходах военных.

Помимо большой зарплаты, государство обещает семьям военнослужащих выплаты в случае ранения или смерти солдата. Семьи раненых получают 3 млн рублей, семьи умерших – 7 млн. Также в краевом правительстве предложили выплачивать по 15 тысяч детям погибших – до тех пор, пока им не исполнится 18 лет.

Социолог Дмитрий Труфанов в разговоре с «ТВК Красноярск» заявил, что данные о 55 погибших не являются официальными, поэтому делать какие-то выводы о том, действительно ли большинство погибших являются выходцами из деревень, рано. По его словам, часть информации могут скрывать, и объективную картину происходящего увидеть трудно.

«Мы не знаем обо всех фактах гибели солдат. Какую-то информацию нам не сообщают официально или умалчивают. Мы не можем делать выводы без официальной статистики, пока точных данных нет. Но логично предположить, что в регионах, которые наиболее удалены от центра, экономическая ситуация наименее благополучная. Также в центре, скорее всего, у военнослужащих больше возможностей, чтобы выбрать альтернативные способы прохождения службы и не попасть в театр военных действий», – считает заведующий кафедры социологии института педагогики, психологии и социологии СФУ Дмитрий Труфанов.

По словам специалиста, количество погибших на сегодняшний день не должно оказать влияния на демографическую ситуацию в России. Тем временем, военкоматы продолжают приглашать военных на контрактную службу. Баннеры можно заметить, например, на сайтах районных администраций. Плакаты с призывами поступить в мобилизационный резерв можно увидеть возле военкоматов.

Военнослужащий одной из военных частей Красноярска рассказал «ТВК Красноярск», что заметил усиленное привлечение на службу по контракту, но насколько оно стало успешным, пояснить не смог.