«Неравнодушные»: международный Канский видеофестиваль

1554

12 февраля


20 лет в Красноярском крае проходит международный Канский видеофестиваль. Ежегодно он объединяет творческих людей со всей планеты. Однако на кинофестиваль в Каннах он совсем не похож. В чем особенность проекта и как он изменился за 20 лет – смотрите в проекте «Неравнодушные».

«Неравнодушные» – совместный проект ТВК и Фонда Михаила Прохорова, посвященный местным культурным и инициативным деятелям, людям, которые живут рядом с нами.

За последние годы Красноярский край, действительно, стал центром притяжения для людей чуть ли не со всех уголков планеты. На протяжении 20 лет раз в год именно Канск становится местом в России, где собираются художники из самых разных стран мира и показывают плоды своей работы. международный Канский видеофестиваль. Смелый, свободный, экспериментальный. Проект нацелен на поддержку молодого, современного искусства, развитие художественного языка и открытие новых имен. Это площадка для высказываний через любое проявление творчества. Притом, это может быть не только короткометражное кино, но и архитектура, музыка, поэзия или театр.

«Когда я начинаю рассказывать, например, моим коллегам из кино, мне кажется, у них едет крыша, потому что они не понимают как бы кинофестиваль, который занимается архитектурой, почему? Почему у вас проект, почему вы показываете кино в разрушенном аэропорту города Канска, где зрители сидят на крыше в каких-то безумных деревянных декорациях? Что это вообще такое? Что за жанр? Мы говорили: ну это эксперимент! Это эксперимент, в том числе, по скрещиванию всего со всем», – поделилась Надежда Бакурадзе, свободный художник, арт-директор Международного Канского фестиваля.

Впервые Канский видеофестиваль прошел в 2002 г. Тогда это казалось чем-то немыслимым. Ведь кто будет приезжать в далекую и холодную Сибирь, чтобы показать свое творчество и посмотреть на других художников? Как оказалось, эксперимент удался: сегодня география участников включает страны пяти континентов — от Сирии и Эстонии до Аргентины и Австралии. Зрителям интересно посмотреть на новое и смелое кино, которое не выходит на больших экранах. Ведь сами организаторы заявляют, главная идея проекта – противостоять современной киноиндустрии, некому мейнстриму. Поэтому, несмотря на одинаковые названия, фестиваль в Канске можно смело назвать полной противоположностью кинофорума, который ежегодно проходит в Каннах. А ведь именно с этого все и началось: 

«Мы пошутили. Пошутил мой коллега Андрей Сильвесторов. Мы с ним работали на телеканале СТС в отделе маркетинга. И он нашел город Канск в Интернете. То ли он карту изучал, то ли придумывал, не знаю, что происходило. Это было в 2001 г. И он пошутил. А шутник он отменный, он сказал: "Ха-Ха, Надя, смотри, если мы проведем кинофестиваль в городе Канске, мы будем директорами Канского кинофестиваля"», – рассказала Надежда Бакурадзе.

Спустя год обычная шутка воплотилась в реальность. В Канске организаторов проекта приняли гостеприимно, предоставили площадку для проведения фестиваля, а дальше началось самое интересное. О стартовавшем событии нужно было как-то рассказывать, искать молодых авторов и отбирать работы участников. Во всем этом первое время помогали друзья. Начало, как вспоминает Надежда Бакурадзе, было довольно смелым. Ведь, воплощая идею, организаторы нарочно нарушили все правила проведения подобных фестивалей. Организаторы не принимали профессиональные работы на кинопленке, а в жюри приглашали не только кинематографистов, но и художников, архитекторов и даже музыкантов. Этот проект, скорее, про то кино, которое может сделать любой человек буквально «на коленке». Канский видеофестиваль открыт для самодеятельных авторов, которые не имеют профильного образования и не являются режиссерами. В этом и состоит его уникальность.

    

«Люди буквально записывали на VHS кассеты, наверное, уже никто не помнит, как они выглядели, и присылали нам почтой. Мы получали какие-то огромные пакеты с этими фильмами, дисками, кассетами. Каждую отсматривали и выбирали то, что нам казалось соответствует духу времени, нашему настроению и нашему видению того, каким должно быть интеллектуальное кино. То есть то кино, которое заставляет тебя думать. Неожиданное, странное, может быть, не всегда понятное, но, тем не менее, интересное», – добавила арт-директор.

Со временем все менялось, и сегодня фестиваль – это уже не просто эксперимент или шутка. Это масштабное международное мероприятие, огромную поддержку которому уже много лет оказывает Благотворительный Фонд Михаила Прохорова. В этом году юбилейный двадцатый видеофестиваль с темой «Перемена» по традиции должен был состояться в Канске в конце августа. Но время перемен наступило, и мероприятие впервые прошло в январе и в Красноярске. Фестиваль пришлось перенести из-за сложной эпидемиологической обстановки. Несмотря на это конкурсная программа включала 46 фильмов из 22 стран. 

Самому молодому участнику фестиваля всего 19 лет. Александра Гиршон живет в Москве и учится на дизайнера. Говорит, что участие в проекте она приняла случайно. Саша сделала короткометражный фильм в рамках итоговой работы по учебе, а преподаватель предложил поучаствовать в Канском видеофестивале. В итоге у девушки получился настоящий короткометражный перформанс.

«Концепция видео про перерождение через проживание эмоций. Я показываю каждую эмоцию, как ее вижу я. Какое-то их количество. И в итоге это ведет к перерождению, как бы, внутреннему – к ощущению перерождения. И вот этот процесс я попыталась запечатлеть и исследовать. Ну в один момент я, например, наклеиваю на себя вырезки сердец анатомичных и потом срываю. Это достаточно болезненный процесс. И его я тоже запечатлела. Это тоже как перформанс идет», – поделилась Александра, участница фестиваля.

В честь юбилея в конкурсе было больше фильмов, чем обычно. Еще одно отличие этого года — много кинокартин представили участники и победители предыдущих фестивалей. Это и авторы из России, и США, и Германии,  и даже Турции. Самый продолжительный фильм длился 23 минуты, а самый короткий всего минуту и 40 секунд. При этом, зрители фестиваля не только смотрели конкурсные киноленты, но и обсуждали их с авторами. Правда, в этот раз в уже привычном нам онлайн-формате. Программа мероприятия тоже удивила.  Впрочем, как и всегда. Это и коллективная выставка художников, и концертные выступления, и круглые столы. А вот победу в этом году независимое жюри отдало Митчу Макглоклину из США. Победитель традиционно получил главный приз – золотой пальмовый секатор, который неслучайно является символом Международного Канского видеофестиваля.

«Ну потому что фестиваль Канский. Вот так. Канский фестиваль, набережная, пальмы. Ну как пальмовая ветвь. У нас же в манифесте в самом первом так и было все прописано, что мы будем отрезать всё лишнее, гламурное. И оставлять всё только настоящее, искреннее и честное», – пояснил Павел Лабазов, директор Международного Канского видеофестиваля. 

За это и любят уникальный Канский фестиваль. Со всего мира люди приезжают в Сибирь поддержать независимое кино и молодых авторов. Людмила Дмитриева побывала на самом первом видеофестивале еще в 2002 г. Но, как и в первый раз, женщина всегда удивляется масштабам проекта и значимости мероприятия для нашего региона:

«Это отличный фестиваль. Он актуальный, он необходимый, он выдернул город Канск и сделал его культурным центром того региона, где этот Канск расположен».

В этом году фестиваль получился ностальгическим. За 20 лет проект обзавелся постоянными участниками, гостями и партнёрами, для которых это событие уже, скорее, ежегодная традиция. К счастью, в конце этого лета организаторы вновь сделают видеофестиваль  в родном месте – в городе Канске. Правда, с небольшими изменениями. Ведь не зря тема юбилейного сезона носит название «перемена». Организаторы не хотят и не готовы стоять на месте. Они уверены – настало время перемен…

«И мы хотим выйти на полный метр. И продолжить нашу историю уже не только с короткометражными работами, но и выйти на большие-большие режиссерские проекты от 60 минут и до бесконечности. Я считаю, что это очень хорошая амбициозная идея, которая нас самих подстегнет. И мне кажется, городу это тоже будет полезно, потому что, если говорить о кинофестивальном движении, конечно же, когда ты занимаешься полным метром, это немножко другая каста вообще кинофестивалей. Мы попробуем поиграть в эту игру и выиграть в нее», – заключила Надежда Бакурадзе, арт-директор фестиваля.