«Неравнодушные»: красноярская художественная школа «Поздеевка»

2316

9 октября 2021


ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Рисовать может каждый. Именно так говорят педагоги красноярской художественной школы «Поздеевка». О свободе, любви к искусству и нестандартном подходе к рисованию – в проекте «Неравнодушные» рассказала журналист ТВК Наталья Кечина.

«Неравнодушные» – совместный проект ТВК и Фонда Михаила Прохорова, посвященный местным культурным и инициативным деятелям, людям, которые живут рядом с нами.

Кате 31 год, и она пишет картины ногами. У девочки с рождения поставлен диагноз ДЦП в тяжелой форме. Когда стало понятно, что она не сможет никогда нормально просто даже двигать руками, стали тренировать ноги. Катя рисует уже много лет, но когда узнала что она сможет теперь брать уроки у профессионального художника, в первых рядах пришла сюда. Занятия с детьми с ограниченными возможностями – лишь одна из многочисленных программ школы «Поздеевка», основательница, идейный вдохновитель, да и можно сказать «мамочка» которой – Светлана Тетерина. 

Светлане Тетериной 54.года. По образованию она педагог. Работала в школе 8 лет издавала журнал «Город детства». 15 лет организовывала единственный в стране детский карнавал. В 2016 г. основала школу «Поздеевка» и стала ее директором.

Как говорит Светлана, абсолютно все родители, начинающие бизнес в образовательной сфере, делают это в первую очередь для своих детей. И она не исключение. У нее теперь уже взрослые сын и дочь. Последняя всегда мечтала рисовать. Искали долго, где б это делать качественно. Но бунтующего подростка классические варианты не устраивали. Там жесткие вступительные экзамены и жесткие правила – что можно, а что нельзя.

«Мне не очень нравится, когда мы на противопоставлении характеризуемся. Тем не менее видимо иначе не получается как-то. От классической отличается прежде всего подходом самым основным. В классическую художественную школу принимаются люди через экзамены и люди одаренные. А мы твердо уверены, что умение рисовать – это культурная норма, и она доступна каждому человеку, а не только тем, кому бог талант дал. По идее, это же язык, простой язык, который доступен каждому человеку. А нам почему-то в детстве внушили. Или такие галлюцинации у нас есть, что рисование – это сложная неподъемная для меня наука, которую невозможно освоить, и я вот никогда не смогу. Да боже мой. Да все могут. Вопрос в том, как?», – делится Светлана Тетерина.

Директор «Поздеевки», если за что берется, делает это всегда так, чтобы было красиво и с размахом. У тысячей семей хранятся дома как реликвия фотографии с ее карнавала. Та же история была с «Поздеевкой». Она хотела, чтобы помещение было в центре, а не на выселках в целях экономии. Чтоб было просторно, светло, чтобы всем хватало места, и чтобы родители не жались по углам в тесноте в ожидании чада.

«Если быть честным, то если бы я знала, что это так сложно, то большой вопрос, делала бы ли я это на входе, решилась ли бы я на такое. Во-первых, мы в аренде, и это немаленькие суммы. Но для нас важно, чтобы место для детей было качественным, просторным. Когда мы открывались , большинство людей, с которыми мы консультировались, говорили: "Нет. Начинайте с 30 квадратов, зачем вы заходите в такое гигантское пространство, вы его не сможете окупить". Но у нас все получается», – рассказывает Светлана.

Здесь нет жестких правил, военной дисциплины и команд: «Завтра будьте любезны натюрморт, а послезавтра хочешь-не хочешь пейзаж». Здесь не ставят двоек, не ругают, просто дают советы. фраза: «Я художник. я так вижу» – это как раз про «Поздеевку». Андрей Исаенков, сам профессиональный художник окончивший соответствующие  училище и вуз, подчеркивает: с ребятами он занимается не как педагог, а именно как художник:

«Занимаюсь еще с небольшой группой из взрослых людей, которые хотят научиться видеть, ведь чтобы научиться писать, нужно научиться видеть. Научить писать можно кого угодно, но если вы не умеете видеть, все ваши картины будут, как открытки праздничные, к искусству не имеющие отношения».

Андрей признается, когда его пригласили вести эту группу, поначалу у него был внутренний страх:

«Если внутренне я решу, что я слаб и я не могу ничего сделать, то я бы не стал заниматься. Я пришел. Посмотрел и увидел здесь художников таких же, как я, и таких же, как другие художники. Они не красят картинки узнаваемые, но они работают по-своему каждый. Это один из видов наивного искусства. Сказать, что картинки неправильные, язык не поворачивается. Хотя большинство людей скажет: я так могу, как накрасить квадрат, но это большое искусство. И тоже самое с этими художниками. Мне просто нужно чуть-чуть направить, подсказать что и как делать и когда остановиться, самое важное».

Занятия с особыми детьми проходят раз в месяц, что немаловажно – бесплатно. Это исключение только для них.  Хоть у Кати маленькая дочка, она старается не пропустить ни одного занятия. Идти больше некуда, везде дорого.

Надо ли говорить, что для таких людей это же еще и реабилитация. Развитие моторики, дисциплинирование. Научиться в жизни видеть красивое – это тоже благо, которое далеко не каждому дано.

«Здесь потрясающие просто люди. Потому что, когда меня сюда впервые позвали, пригласили друзья, я отнекивалась: ну где я и где кисточки? Не умею я это. А мне сказали, чтобы ерунду не говорила и попробовала. В общем, меня сюда затянуло, и получается, я сейчас открываю в себе сейчас то, о чем я сама не думала, что у меня может получиться. Когда рисовала в детстве получалось дергано. Думала кисти – совсем не мое. Оказалось, вроде как мое», – делится 28-летняя ученица школы Анна.

Ну и непонятно в случае с «Поздеевкой», кто более счастлив, приходя сюда, дети или их родители.

«Люди замечательные работают, чувствуешь себя очень комфортно. Самое главное, я же вижу, как сын к этому мест у относится, потому что мы с удовольствием ходим и уже мечтаем о след занятии, что мы будем рисовать. Светлана  –удивительная, замечательная. Волшебница наша. Вообще спасибо проекту, что мы имеем возможность приходить сюда, рисовать. У меня Кирилл говорит: "Мама, поехали ваять. Творить". Дома продолжаем рисовать», – делится Ольга, мама одного из учеников, едва сдерживая слезы.

Когда случился пандемийный карантин, занятия не прекращались. Проводились в интернете. И эти видеоуроки до сих пор все дети и родители бережно хранят  и рисуют благодаря им и дома. Наталья говорит, с дочкой они тогда творили по 5 часов в день. И вспоминают эти для многих печальные и исключительно депрессивные времена, как самые лучшие:

«Нам было весело. Не было страха или каких-то там негативных эмоций. Это очень сильно нам помогло тогда в карантин. Вообще, когда нам удается приходить сюда, такое чувство что идем, как на праздник. Мы несем цветы. Нам просто хочется очень красивое тоже сюда принести. Тоже принести праздника в благодарность за тот праздник, который мы получаем».

Сейчас «Поздеевка» – это уже 2 филиала: 300 детей и 27 сотрудников, их Светлана Тетерина называет звездным составом. Художник Максим Старовойтов говорит: «Поздеевка» в том числе показывает детям жизнь художника, какова она в сущности есть. Он свои работы делает на глазах у детей и отвечает, что и зачем. А еще «Поздеевка» – это не закрытое пространство. И речь тут даже не про многочисленные выставки и встречи с художниками.

«Есть большая проблема невписанности художника в городскую среду, и урбанисты нашли такое понятие некоторое время как интервенция, городская интервенция. Звучит грубо, может, для русского слуха, именно вторжение в городскую среду с экспериментом. А что если мы поставим вот эту штуку здесь. А эту здесь. Как связь, как реагируют люди, будут ли они взаимодействовать. И школа имени Поздеева этим и занимается, например, через карнавалы. Мы катали кота по нашему городу, прилепили рыбок, мы выходим в город и испытываем его на прочность худ. экспериментами, которые мы проводим», – рассказывает Максим Старовойтов, художник, преподаватель школы.

Учеба в «Поздеевке» выстроена по ступенькам.  Совсем маленькие в арт-яслях , потом арт-сад –группы 4-6 лет, и отдельно семилетки, потом младшая школа 7-9 лет – это программа «Автор». Программа «Профи» – для детей 10-14 лет, и последняя ступень – это абитуриенты. Двухлетняя программа для подростков, которые уже сориентировались профильно. И еще не один ребенок не заходил сюда, что называется «из-под палки» родителей.

Самым маленьким ученикам нет и двух лет. Некоторые начинают приобщаться к прекрасному уже в животике мамы. Татьяна ждет четвертого ребенка, а в школу ходят двое ее детей:

«Это какое-то перевоплощение. Фантазия, изобретательность. Здесь много очень плюсов. Открытия у них, узнают мир и педагоги им в этом помогают через цвет, форму, движение пальцев. Тут много, но платно, конечно. Но мы выбор делаем всегда в пользу детишек выбираем». .

Чтобы получить название, конечно, школе потребовалось разрешение фонда Андрея Поздеева. Скорее всего Андрей Геннадьевич был бы доволен, увидев такое пространство в городе, пространство, которого ему самому при жизни очень не хватало. Ведь «Поздеевка» – это не только про искусство, это еще и про свободу. Быть хотя бы самим собой.

«Мне представляется, что в нашей действительности очень важно сохранять пространство, территорию, где можно, потому что запретов в нашей чудесатой стране гигантское количество. А территорий со свободным выбором, проявлением ребенком инициативы со свободой, их меньше, к сожалению. И поэтому для того, чтобы сохранить в стране баланс, равновесие, сохранить европейские ценности, мне кажется, крайне важным сохранять эту школу. Потому что здесь собираются люди, для которых эти ценности важны. Можно считать, что это моя маленькая личная Болотная площадь», – признается директор школы Светлана Тетерина.