МНЕНИЕ: «Акт бессилия – что на самом деле означает арест Ивана Сафронова?»

2095

8 июля


Юрист Павел Пищик о том, что стоит за арестом и обвинениями в госизмене журналиста, освещавшего проблемы российской оборонки.

МНЕНИЕ: «Акт бессилия – что на самом деле означает арест Ивана Сафронова?»

Я всегда стараюсь следить за историями, связанными с давлением и преследованием журналистов. Во-первых, потому что люблю журналистику, а, во-вторых, потому что настоящих журналистов в России осталось не так много.

Кроме того, преследования журналистов — это очень серьезный индикатор, показывающий, что власть стала нервной настолько, что готова принять все риски, вытекающие из задержания представителя СМИ. Ведь понятно, что это не оставят без внимания. И очень важно действительно — не оставить. Похоже, что против журналистов начата целая кампания: уничтожение «Ведомостей», дело Прокопьевой, Верзилов...

С Сафроновым же власть не просто нервничает, — она в отчаянии: чем еще можно объяснить показательное задержание, подключение ФСБ и «натягивание» статьи, по которой все можно спрятать под грифом «секретно»?

Если не врагов, то недоброжелателей у Вани точно достаточно: он писал на слишком чувствительные для Кремля темы — оборонка и космос. Наши скрепы. Наше достояние. Там, где мы должны быть только первыми. А тут его бесконечные первополосные материалы о том, что мы первые — с конца. Наверное, очень раздражает. Очень.

И все-таки вопросов пока больше, чем ответов. Военные корреспонденты — это особая каста. Там все завязано на личной порядочности и договоренностях. Ваня точно знаком с очень непростыми людьми, которые определенно вмешаются.

Для того, чтобы понять, что обвинения абсурдны — достаточно знать процедуру трудоустройства в госкорпорации. Но кто мог на него наехать? И можно ли считать это ударом по Рогозину?

Главное, за поисками ответов, не забыть, что Иван арестован на 2 месяца и ему грозит до 20 лет тюрьмы, которые впаяют в закрытом режиме. Главное, чтоб всем нам хватило сил его вытащить.

Ведь задача журналистики — напоминать власти об обязанностях, а обществу — об идеалах. И журналисты не должны за это сидеть в тюрьме и дня, не то что 20 лет.