Сергей МИХАЙЛЮТА: «Экологически чистых территорий в Красноярске нет и не было»

4696

7 июля


Красноярцы жалуются на едкий запах и дым в Красноярске. По данным общественной сети наблюдений в городе зафиксированы превышения. Одной из причин запаха и дымки могут быть лесные пожары. Подробнее об экологии Красноярска в программе «После новостей» поговорили с экологом Сергеем Михайлюта.

Красноярск вновь окутала едкая дымка. Мнения жителей расходятся: что это – смог или туман? Сергей Михайлюта пояснил – если видимость ухудшается утром или вечером, то, скорее всего, это туман:

«Если была жаркая погода, то она сопровождается испарением воды. При снижении скорости ветра и падении температуры мы наблюдаем конденсацию – туман. Он белесый, не рыжий. А если мы видим, что на левом берегу все прозрачно, а правый затянут чем-то черным, то это, конечно же, не выбросы».

При этом многие жители связывают появление дымки с лесными пожарами. Эколог рассказал, что у дыма нет химического запаха. Промышленные выбросы, наоборот, имеют едкий специфический запах – их ни с чем не перепутаешь. Причина выбросов – не только ветер, но и географическое расположение Красноярска.

«Ветер играет роль, если он начинает дуть в противоположную сторону на город – концентрация возрастает. Но, даже когда он дует в юго-западном направлении, выбросы возвращаются обратно за счет географического расположения Красноярска и его котловинного характера. Поэтому экологически чистых территорий у нас в городе нет и не было», – отметил эколог.

Однако эксперт пояснил, что есть новейшие технологии, которые позволяют сокращать выбросы. Но они пока не внедряются активно. Сейчас благодаря инструментам, которые есть в распоряжении Минэкологии, можно легко вычислить источник загрязнения. Сергей Михайлюта отметил, что эти данные до сих пор закрыты и недоступны для населения:

«Поскольку эти данные закрыты, возникает подтасовка. Можно говорить, что это автотранспорт, и пыль. А факт остается фактом: это все промышленные выбросы».

Данные с официального приложения Krasecology и с приложения общественников Nebo.Community зачастую разнятся. Как рассказал Сергей Михайлюта, сеть Минэкологии была создана для того, чтобы мониторить ухудшения воздуха в течение долгого времени. А людям нужны оперативные данные, поэтому система (разработанная еще в СССР) устарела.

«Они не показывают настоящие данные о загрязнениях, потому что боятся возбудить людей. Официально так – на закрытых и других, полуоткрытых совещаниях, звучит: «Если мы дадим людям информацию, что они с ней сделают? Они начнут говорить, что мы что-то не так делаем. Мы не будем давать информацию. Все чисто. А если ты считаешь, что грязно – кто ты такой? Ты население, а у нас приборы. Мы аккредитованы, увешены бумажками». Может быть, они боятся, что экология вошла в политическую повестку».

По мнению эксперта, нужно требовать открытых источников информации, работать с информацией и изучать документы о ставках платы за негативные воздействия. Посмотреть, сколько платят за выбросы предприятия, и целесообразно ли им сокращать их. Может оказаться, что за тонну выбросов компенсация составляет 30 руб. в год. В таком случае никакие очистные сооружения компаниям невыгодно ставить.

«Если посмотреть практику международных компаний, существуют фонды – и каждое предприятие платит в этот фонд для изучения своего же негативного воздействия», – сообщил Сергей Михайлюта.

Если люди начнут писать жалобы, коллективные иски, то на это обратят внимание, считает эколог. В таком случае и юристы смогут работать плодотворнее. А пока нет поддержки со стороны населения – ситуация не изменится.