«БизнесStory–2016»: Валерий Бурда

8058

25 мая 2016


«БизнесStory–2016»: Валерий Бурда

9 лет назад лучшие бизнесмены Красноярска рассказывали о жизни и себе в эфире ТВК. В рамках телепроекта «БизнесStory» горожане узнали о том, кто и как строил свой бизнес, есть ли у беспринципных предпринимателей душа, и каково это – не спать сутками ради любимого дела.

Спустя 9 лет, в рамках 22-летия ТВК, мы решили повторить проект и узнать у героев тех самых передач – а что изменилось за это время?

У генерального директора группы компаний «Ремикс» Валерия Бурды время дороже золота. Увидеться с ним оказалось крайне сложно. И даже само интервью, которые было запланировано на 30 минут, сократилось вдвое.

– Тогда, в 2008 году, мы только начинали. Какие-то объемы получить было сложно. Сейчас же наоборот: все за нами бегают – возьмите, поставьте миллионов на 30, у вас же все равно продается!

Сейчас в самом ювелирном доме «Ремикс», в основном, дорогостоящая продукция. Изделия попроще – в 9 салонах, которые расположены в крупных торговых центрах Красноярска. При этом свои сети Бурда уже раскинул в разных регионах страны – в Сибири и на Дальнем Востоке – этим занимается отдел оптовых продаж.

Рынок ювелирных изделий в Красноярске сейчас неплохо наполнен. Правда, своего производства становится все меньше. 

При этом ювелирный дом «Ремикс» сейчас практически единственный в городе производитель. Даже «Красцветмет», говорит Бурда, нынче делает только цепочки. Если вспомнить интервью 2008 г., то тогда «Ремикс» производил 12,5 тыс. ювелирный изделий общим весом в 20 кг в месяц.

– За эти 8 лет мы достигли больших успехов в торговле и снизили объемы производства. Сейчас конкуренция огромна. Поэтому нужно либо производить огромный ассортимент, либо выбирать какую-то узкую нишу. 

Объем производства мы сократили раза в три. И хоть сейчас говорят, что приветствуют производство и импортозамещение, но на деле наше правительство выставило очень невыгодные условия для производства. Ручной труд, а он основной в производстве ювелирных изделий, дорого стоит. 

А хорошие белые зарплаты – это высокие налоги. На торговле зарабатываешь, а на производстве почти нет.


На пальце – аккуратная золотая печатка, на шее – цепочка с крестиком.

– Мне сам бог велел носить свои изделия. Да и ювелирное изделие, действительно, влияет на подсознательном уровне на внутренний мир человека – когда ты прилично одет, когда есть хорошее дорогое украшение, то и чувствуешь себя лучше.

Охрана в «Ремиксе», как и раньше, своя. Однако по-прежнему Валерию Ивановичу приходится вздрагивать.

«Бизнес сложный. Здесь большая конкуренция, дорогостоящие изделия. Конечно, вздрагиваю иногда», – смеется Бурда.

Он рассказывает, что спрос на ювелирку есть всегда, несмотря на кризисы. Да, покупать пятое колье кто-то и не станет теперь, но кольца на свадьбы, подарки к выпускному – это вещи обязательные.

– Женщины правильно делают, что требуют с мужчин подарки. Кризисы идут, и непонятно, когда кончатся, а молодость и красота проходят. 

Для нас во время кризисов плохо, когда доллар «скачет». Валюта нам нужна стабильная, а иначе вслед за долларом «прыгает» цена золота и другого сырья.

В 2008 г. самое дорогое украшение в «Ремиксе» стоило чуть больше 1 млн рублей. 

За эти 8 лет рекорд сильно изменился – на выставке в ювелирном доме как-то был выставлен гарнитур с изумрудами за 36 млн. Самая большая продажа в самом «Ремиксе» – 4 млн 300 тыс.

– Многие говорят – мол, я ношу только бренды. Подавай мне Тиффани, Картье, Шопард. Но эти бренды – они и в Париже, и в Пекине, и в Риме, и в Нью-Йорке. 

Это ювелирный ширпотреб. В России таких знаменитых брендов, конечно, нет. Но изделия лучше, поверьте.


Мы разговариваем о благотворительности. Тогда, в 2008 г., Бурда рассказывал о массе просьб оказать помощь. Тогда он твердо заявил – есть куда деньги вкладывать, а потому многим отказывает. Сейчас позиция осталась прежней.

– Мы всегда помогали, но избирательно. У нас есть спонсорские программы, но это мы не афишируем – ни к чему хвастаться. Но и отказываем многим. Кстати, обычно люди думают – раз ювелирка, то и денег много… Я всегда знаю, кому надо давать, а кому нет.

– Тогда вы говорили, что вы на кураже. Но тогда только все начиналось…

– Да и сейчас кураж остался! Есть кураж! Мне работа очень нравится. Дети вошли в бизнес.


– А как дела с надзорными органами? В 2008 году вы сильно на них жаловались…

– Да и сейчас могу пожаловаться. Вечно хотят, вечно что-то надо. Но уже иммунитет выработался.

– Так может уже домик в деревне?

– А он есть! У меня есть лошадь с жеребенком, есть пять коз и семеро козлят, пять баранов, индюки и куры. Я меньше стал работать и больше на природе заниматься.

На этот момент Валерия Бурду в кабинете терпеливо ждали для встречи два человека. Мы попрощались и уже в дверях он сказал: «Встретимся через 10 лет».