«БизнесStory–2016»: Игорь Юсьма

10749

10 мая 2016


«БизнесStory–2016»: Игорь Юсьма

9 лет назад лучшие бизнесмены Красноярска рассказывали о жизни и себе в эфире ТВК. В рамках телепроекта «БизнесStory» горожане узнали о том, кто и как строил свой бизнес, есть ли у беспринципных предпринимателей душа, и каково это – не спать сутками ради любимого дела.

Спустя 9 лет, в рамках 22-летия ТВК, мы решили повторить проект и узнать у героев тех самых передач – а что изменилось за это время?

На данный момент из всех интервью обновленного проекта это – самое долгое. С генеральным директором и соучредителем группы компаний «ЮнитМедиа» Игорем Юсьмой через Skype мы проговорили без двух минут час.

Сейчас он с семьей в Испании. Живет, как сам говорит, на две страны. На заднем фоне в окошке компьютера – большой книжный шкаф. Сам Игорь Александрович – свеж, строен и сед.

Я просил его как и всех участников проекта не смотреть прежнее интервью, дабы воспоминания того времени получались яркими. Но он посмотрел. И не зря.

– Мы не планировали здесь жить. Но поскольку на ОРТВ, как вы знаете, была достаточно серьезная атака – если помните, арестовывали Семенова и так далее – появилась опасность, что и на меня выписан ордер на арест. Чтобы не искушать судьбу, я был вынужден эвакуироваться.

То есть вы сбежали?

– Нет. Сбежать может человек, который виновен. Слава Богу, мы отстояли своего коллегу, дело было закрыто. Но эта борьба за справедливость продолжалась полтора года.

Все наше интервью с Игорем Юсьмой далее превратилось в борьбу. Я спрашивал его о приземленных вещах – он говорил о некоем перерождении. И то, и другое оказалось очень интересным.

Вот, например, как ответил Игорь Александрович на вопрос о нынешних активах в Красноярске. И в этом ответе он весь нынешний.

– 9 лет практически прошло. Это было кризисное время, которое сильно перекроило ландшафт, время возможностей и перемен для «Юнитмедиа», время разочарований и предательств, время борьбы и избавления от иллюзий. Я изменился. Это время заставило меня посмотреть на себя с другой стороны. 

Я посмотрел то интервью и увидел жирного самовлюбленного человека. А на самом деле, в чем мой успех-то был? Просто рос рынок, а я активно где-то что-то выхватывал.

Личных суперспособностей-то я и не проявлял. Поэтому гордыня – страшный грех.

Традиционный штамп: богатство в могилу не унесешь. Но это реально так. Нужно расставлять в жизни приоритеты, а корона на голове мешает жить.

Вот пример Леши Грузиненко, который больно упал, но все равно идет вверх, – вот его нужно пропагандировать.

А нынешние молодые предприниматели таких периодов не проходили. Они их ломают. Сейчас молодые бизнесмены накладывают на себя руки, если у них долги. Но долги у бизнеса будут всегда, а жизнь дается один раз.

Юсьма говорит, что за эти 9 лет сам был в глубокой депрессии, но тут я его прервал. Я сразу сказал, что буду нудным и напомнил вопрос про активы.

«Я тебе говорю о больших вещах, а ты меня спрашиваешь про мелочи. Это неважные вещи», – словно обиделся он.

А после все же рассказал, что теперь в его руках все активы «Афонтово» – а это и сама телекомпания, и «Красноярский Приемо-Передающий центр», и «Центр Объявлений и Билетов».

Все эти активы, в том числе журналы «Шанс» и «Шанс-Авто», служба доставки «Зеленая почта», радио «Мир», сегодня интегрированы в один медийный холдинг.

Кроме того, за эти годы выросло целое ресторанное направление – два ресторана «People’s», сеть кулинарий «Кекс и крендель», большая производственная база полуфабрикатов.

– «Дорожное радио» и «Сибирское агентство новостей» были же проданы не просто так. Это нужно было сделать, чтобы спасти «Афонтово».

Кассовый разрыв был такой, что в пору было закрывать. Слава Богу, друзья поддержали, не дали упасть.

Я не мог допустить закрытия «Афонтово», ведь в нем я вижу серьезный потенциал и большое будущее. При этом типография, например, была продана, потому что было выгодное предложение от партнера.

И вот с этих «мелочей» Игорь Юсьма все равно перескакивает на глобальное. За эти годы он понял, что его бизнес не нужен его детям. Что его дело – это только его дело. Что нельзя жертвовать семьей ради работы.

– Тебя несет, ты такой весь классный и успешный, и даже не замечаешь, как теряешь связь с супругой и детьми. А со стороны-то выглядишь очевидно как упырь конченный. Вот я смотрю на это старое интервью и вижу причины своих неудач.

Я вас не могу не спросить про нынешнего директора краевого телеканала Ирину Третьякову…

– Не скрою, когда Третьякова ушла на новое место, я воспринял это как предательство. Сейчас я воспринимаю это спокойно, как естественный ход истории.

Вы отпустили ситуацию? Отболело?

– Я изменил отношение. Никого не обвиняю, у каждого свой успешный путь, у меня вот свой. Я называю это судьбой.

«Афонтово» – это мощный бренд, которому нужно соответствовать. Если ты слабак, то этот бренд тебя сломает. Но уже сейчас ясно, мы этого жеребца обуздали. Мы бились за «Афонтово» 2,5 года. Был риск его потерять. Но на сегодня мы практически с нуля построили новую мощную команду и новую перспективную концепцию телеканала.

Я вас спрошу про еще одного человека. Вы дружите с Виктором Потуремским. Он вам в политику идти не предлагал?

– Нет. Он знает мою позицию – я в политику не играю. Не иду туда по принципиальным соображениям. Это же нужно лавировать, подстраиваться под кого-то. Иметь харизму…

Из позитивных примеров – Егоров, который понял, как играть в эту игру. И по моему мнению, имеет серьезный потенциал как политик. Такой типаж генерала Лебедя. Я не способен быть политиком. Не интересно.

Разбавим серьезность. Вы были полным и грузным, сейчас стройный, подтянутый и с палочками для ходьбы на фотографиях. Это диета, стресс или спорт?

– Все в комплексе. Не поверишь, я стал другим человеком во всем. А толстому человеку сделаться худым невозможно без кардинальных изменений. Было много стрессов. Во-первых, в 2007 г. я похоронил маму. Потом кризисы. Потом все эти бизнес-истории. В семье был серьезный кризис, нужно было меняться.

На этом моменте Юсьма рассказывает о своих наблюдениях в Испании. Он часто видит прекрасных ухоженных русских дам и рядом с ними толстых непривлекательных спутников.

– Я весил больше 120 кг. А это значит, что как бы я ни сгонял вес, он всегда возвращался с плюсом. Я терял на голодании 10 кг и набирал потом 15. Мне было тяжело. Любое движение давалось с большим трудом. Я понял: это путь в никуда и принял решение – обрезал желудок. И начал резко худеть.

Потеря веса дала ему возможность заняться спортом.

– Я много двигаюсь, например, прошел старинный испанский паломнический Путь Сантьяго, описанный в произведениях Пауло Коэльо – 800 км с рюкзаком. И сейчас дважды в неделю хожу с палками. Вчера вот 25 км прошел.

Мы вспоминаем его родной дом в Николаевке. Оказалось, что его уже давно снесли ради строительства высоток. А еще я ему припоминаю фразу из того самого интервью: «Трупы идут своим чередом».

– Я же врач по специальности и 6 лет проработал патологоанатомом. Это как езда на велосипеде. Если надо, то и сейчас вскрою. Это ты услышал двусмысленность. А ее нет.

А что касается вот этой фразы и цинизма – это профессиональная черта, которая защищает нервную систему врача от перегрузок. Представь, я был не просто патологоанатомом, а детским патологоанатомом. Вдумайся, это же ахтунг. Ты работаешь, а вокруг тебя горе. И если к этому горю присоединяться, тебя самого быстро не станет. Поэтому патологоанатомы – очень циничные, но жизнерадостные люди.

А потом он еще глубже задумался про ту самую фразу про трупы и черед. И, наверное, как раз во время интервью осознал, что с такими фразами нужно быть осторожным.

– Среди врачей много верующих людей. Не все можно объяснить химией мозга и электрическими импульсами. Есть в этом что-то божественное. Как-то, и правда, нужно аккуратнее жить… В словах… В поступках…

На этом месте я опять со своей мелочностью. Спрашиваю про дом на Удачном и машине.

– Слушай, вот твои вопросы, они какие-то…, – вновь расстраивается он, но отвечает. – Дом в Удачном был продан еще в 2009 г., сейчас в Красноярске квартира и машина Infiniti.

А потом он вновь говорит о том, что его волнует.

– Знаешь, мы живем на две страны уже 6 лет. И у меня полностью стерлось ощущение границ. Я сейчас могу в Красноярск прилететь за 8 часов.

Но вот я когда хожу пешком, многое в голове кручу. И тут посчитал – если перестанут летать самолеты, а из транспорта останется только велосипед… Я не буду унывать и пешком доберусь до Красноярска за год…

Интернет, скайп, самолеты, автомобили – ты перестаешь ощущать границы. И это самое большое достижение цивилизации. Потому что в прямом и переносном смысле границы – это заборы. Как только их не станет и в голове – все изменится.

Он вспоминает о разговоре с человеком, который обвинил его в излишнем патриотизме.

– Я ему говорю, ты съезди туда, поживи… Да, Европе все построено для жизни. Но не нас они свою страну строили, для себя. Испанцы сделали все, чтобы испанцам было комфортно, итальянцы – для себя. И так далее. И я вижу, живя здесь, что в России все не так уж и плохо.

Вот ты спрашивал про испанские проекты. У нас с Карповым здесь был проект «Русское радио в Испании»: 6 городов 3 года прекрасно вещали... Когда начался Крым, нас пригласил регулятор и сказал – закрывайтесь. Вот и вся демократия. Везде все – плюс-минус – одинаково.

Мы по старинке рисуем себе образ демократической Америки, а там люди в коробках ночуют…

Я резко меняю тему. Игорь Юсьма уже дедушка.

– Наверное, это самое важное. Когда твоя фамилия продолжается…

Я спрашиваю, почему дедушка Игорь во время интервью сидит в кофте и предупреждаю, что это последний вопрос.

– Я когда похудел на 30 кг, я стал таким мерзлякой! Подкожный жировой слой исчез. Ну и в принципе, здесь не жарко. Весна здесь была затяжной – в среднем днем +17. Здесь это холодно считается.

В Красноярске в тот день +19 было...

– Ну вот, балует погода Красноярск. А кофта спортивная. Я иногда резко могу взять палки, уехать куда-нибудь и дать пешком кружок в 5-7 км.