«Мы хотели, чтобы прямо завтра начали строить дома и выделять деньги»: депутат Терехов про закон о помощи погорельцам

1699

20 мая


Депутаты Заксобрания в экстренном порядке приняли закон о помощи погорельцам, пострадавшим от больших пожаров 7 мая. Кто и на что может рассчитывать? Что делать в сложных юридических ситуациях и какие сроки и перспективы у людей, потерявших в огне все – об этом поговорили в программе «После новостей» с депутатом Заксобрания Денисом Тереховым.

Денис Терехов рассказал, что сессия, на которой приняли законопроект, прошла 19 мая и длилась 47 минут:

«Был всего один вопрос. И я, честно говоря, у себя в календаре отвел на это 4 часа, потому что ожидались жаркие споры. Во-первых, единодушное голосование по этому вопросу – закон принимался сразу в двух чтениях. Споры могут идти, но когда дело доходит до голосования понятно, что закон надо принимать».

Парламентарий пояснил, почему закон пришлось принимать так экстренно:

«Речь идет примерно о более 500 семьях – это 1 600 человек, это те люди, в первую очередь в Уяре, которые потеряли свои дома, которые в этот страшный день, 7 мая, столкнулись не только с огнем, но и со стихией. Понимаете, здесь же что очень важно: всегда будет пожар, к сожалению, это неизбежное зло. Сезонные пожары в Красноярском крае затрагивают обычно леса, но в этот раз из-за этого страшного ветра, этой пылевой бури, огонь перекинулся и на жилые дома. Еще как бы леса не начали гореть – обычно мы эту стихию ждем где-то летом – а тут еще весной фактически это все происходит. Поэтому, наверное, нет сейчас времени что-то считать детально, буквально. Нужно обозначить как-то общие моменты, принципы, выделить деньги. Потом никто не мешает это все корректировать».

Сумма, которую край выделяет на помощь погорельцам – 2,7 млрд руб. Терехов пояснил, что такую сумму нельзя экстренно взять из краевого бюджета или губернаторского фонда. Поэтому необходим закон:

«Почему мы торопились? Мы хотим, чтобы в этом строительном сезоне люди успели получить квартиры. Знаете, это ведь всегда так абстрактно рассуждать можно: знаете, кто-то сгорел, давайте мы сейчас примем какое-то постановление, будем разбираться. Но людям где-то нужно ночевать. Понимаете? Нельзя бесконечно по школам, спортзалам и родственникам перебиваться. Поэтому нам хотелось, чтобы уже буквально завтра начали запускать какие-то строительные процессы, связанные с возведением новых домов или с выделением субсидий тем, кто готов добавить свои деньги и сам хочет решать свой жилищный вопрос. Ведь есть три подхода: можешь получить жилье, сумму – компенсацию и самостоятельно уже решать. 

Ведь это не обязанность – это добрая воля. Некоторые считают, что край обязан это сделать. Нет, это добрая воля и правительства, и депутатов ЗС – помочь людям, которые оказались вот в этом сложном положении. Формально, можно было сказать: “Ребят, ну вот страхуйте свои дома. Сгорели – это ваши проблемы”. Конечно, нельзя такое сказать, когда люди оказались один на один со стихией, и огромное количество домов сгорели».

Терехов отметил, что погорельцам могут отказать в помощи, если у них есть другое жилье, которое соответствует социальным нормам. Если же семья жила в доме, который сгорел, но помимо этого у нее есть маленькая квартира, которой на всех будет недостаточно по нормам, тогда на помощь можно рассчитывать. Однако были и такие случаи: у людей дом был застрахован, и им сказали, что ничего не положено, и они получили только треть выплаты.

«Страховка страховке рознь. Страховые компании тоже могут лукавить – они говорят, что это форс-мажор, что это природная – это не страховой случай. Ну страховки тоже бывают разные. Мы сейчас готовим большой доклад, и я, что называется, в первом чтении, думаю, что буду готов представить его через неделю на традиционной нашей сессии. Его рабочее название – “Работа над пожарами – над ошибками”. Мы хотим сказать, что необходимо создать фонд какой-то страховой, возможно даже на федеральном уровне, чтобы, когда подобные ситуации возникают, страховые компании не могли отмахиваться. И говорить, что это форс-мажор. Сейчас действительно есть возможность страховаться от природных катаклизмов подобных, но ведь, честно скажем, наши граждане чаще всего полагаются на авось».

Терехов отметил, что у Красноярского края есть преимущество перед другими регионами, например, Хакасией:

«Как бы страшно не звучало: нам повезло, что у нас такой богатый край и такой большой бюджет, что мы так легко можем собраться, за несколько дней принять решение о выделении почти 3 млрд руб. Вот представьте, если это было бы в регионе дотационном. Там бы писали бесконечные письма в федеральный центр».

А как быть людям, у которых дома сгорели раньше, еще до 7 мая, или позже? Им что делать? Вот, что на эти вопросы ответил Терехов:

«Ну ведь не просто так эта дата, 7 мая, была выбрана. Это была действительно чрезвычайная ситуация, потому что, даже по статистике, именно в этот день сгорели порядка 500 домов, а на следующий день было всего, могу ошибаться, кажется, 4 пожара, не связанных с природными катаклизмами и только один пожар, связанный с природной составляющей. Именно 7 числа произошло много именно пожаров, которые возникли по вине природы, если так можно выразиться, и по вине человека».

Депутат также рассказал, что в некоторых селах и деревнях Красноярского края нет даже пожарных частей, не говоря уже о дружинах добровольцев. Их создание – еще одна задача властей:

«Мы выделяем несколько сразу блоков. Значит, первый блок: дело в том, что во многих сельских районах сейчас просто отсутствуют пожарные части. И еще в прошлом году, кстати, в день пожарного – 30 апреля 2021 г. – большая программа до 2030 г., которая предполагала строительство нескольких десятков пожарных частей в разных районах края. Вот, как ни парадоксально, на 40% совпадают места, где нужно построить и где случились эти трагедии. Я думаю, что к осенней сессией. 

Я как раз и с Алексеем Кулешом, председателем профильного комитета, обсуждал вопрос, что необходимо скорректировать бюджет: зачем мы на 10 лет будем размазывать эти 1,7 млрд, которые планируется выделить на строительство пожарных частей, когда можно сейчас эти деньги выделить. Сравните: 2,7 млрд приходится потратить на помощь погорельцам, и всего 1,7 – чтобы потратить пожарные части, которые, конечно, не смогут на 100% защитить людей от пожаров, но тем не менее, ситуацию могут решить. Это раз блок.

Второй блок: это, конечно, организация добровольных пожарных дружин. Невозможно в каждой деревне поставить пожарную часть. Более того, 80% пожарных расчетов в Америке и Франции – это добровольные пожарные дружины. В России только 30%, в Красноярском крае – 25-30%. То есть недостаточно количества именно добровольных пожарных дружин».

Однако добровольных отрядов, своих пожарных частей и даже уроков безопасности – недостаточно, чтобы пожаров по вине человека стало меньше – считает Терехов:

«Прошу прощения, мозги нужно иметь. То есть из каждого утюга кричат и эксперты, и журналисты, и власти, что нужно прекратить заниматься палом травы, это не помощь природе, а медвежья услуга. Также в этом году было принято решение дооснастить уже ту технику, которая есть в распоряжении сельсоветов специальными пожарными девайсами для опашки. Если мы понимаем, что не можем объективно закрыть каждый населенный пункт пожарной бригадой, то хотя бы, чтобы у этих сельсоветов была возможность самостоятельно эту проблему решать, в том числе, что касается этих специальных полос, которые надо вокруг поселков проводить».

Кроме того, Терехов предложил ужесточить ответственность за палы травы и даже ввести уголовную:

«Я считаю, что, к сожалению, русские люди не всегда понимают пряник и кнут. Я считаю, что нужно проводить ужесточение уголовного преследования за пал травы. На сегодняшний день, если вы из-за каких-то благих намерений, как агроном-любитель, начинаете жечь траву, чтобы помочь природе, как вам кажется, после этого сгорают дома, то вас нельзя привлечь к ответственности: не было же умысла сжечь дома соседей. Вот, если человек будет понимать, что сегодня он поджег траву в поле, а завтра его посадят на 5 или 7 лет и конфискуют имущество, он 5 раз подумает, заниматься ли таким агрономством. 

Но это федеральная составляющая, ЗС Красноярского края может с этой инициативой выйти. Уже сейчас на федеральном уровне принято решение ужесточить административную ответственность за пожары. Я считаю, что нужно решать вопрос в том числе и уголовной ответственностью. Люди правда, видимо не понимают: когда вокруг все горит, а ты продолжаешь заниматься палом травы».

Отметим, Денис Терехов выделил 1,5 млн из своего бюджета. Он рассказал, что впервые пожертвовал деньгами публично, чтобы другие коллеги тоже присоединялись.


Напомним, 518 домов и 309 других строений сгорели при пожарах в Красноярском крае. Погибли 5 человек, еще 19 пострадали. Основной причиной пожара официально назвали короткие замыкания на линиях электропередач.